В корзине: 0 шт., на сумму: 0 грн.
 
Блог

 

ZAVODСКИЕ ИСТОРИИ
ZAVODская история 16. Ольга Ларина, актриса Нового Драматического Театра на Печерске о профессии актера, о себе, театре и вечном.
19.08.2015

Наша беседа с Ольгой состоялась довольно давно, когда Оля только вернулась с премьеры в Таллине  потрясающего спектакля по Достоевскому «Страсти по идиоту», который они поставили вместе с украинской молодой актрисой Анной Сергеевой-Марвиной (о ней мы писали в прошлый раз). Мы видели этот спектакль, в котором почти нет декораций, простые костюмы, всего две актрисы, играющие две главные роли, сначала мужские, потом женские, и потрясающая глубина, сила и красота. Мы - не театральные критики, и не актеры, мы простые зрители, но то, что мы увидели – нас изменило, это невозможно забыть, об этом хочется думать и искать ответы. Такое точно стоит смотреть. И, думаю, стоит почитать мысли и истории человека, который может в Украине создавать такое искусство.


«…никогда не думала, что у меня есть к этому способности…». Семья, детство, начало.
28 лет назад я родилась в Киеве. По маминой линии у меня все киевляне. Когда я захотела стать актрисой, то все были против. Бабушка и мама - финансисты. С искусством они никак не связаны. Только тетя - хореограф.
В 10 классе я пошла в актерскую студию «Чунга-Чанга», просто для своего развития. Я никогда не думала, что у меня есть к этому способности. Помню, первое впечатление от игры, чувство свободы,  обмен энергией со зрителем. Через год занятий я спросила у своей преподавательницы Ларисы Евгеньевны Смушковой, можно ли мне поступать в театральный университет (им. И. К. Карпенко-Карого). Она сказала, что если я хочу, то стоит поступать, только актерская профессия-это очень тяжелый труд. Она посоветовала поступать на русский курс к Н. Н. Рушковскому. Я готовилась к поступлению целый год. Лариса Евгеньевна познакомила меня с Аней Липковской, театральным критиком, которая мне тоже помогала. Русский курс набирается раз в четыре года, и он считается одним из лучших.
К сожалению, вся наша система образования актёров осталась в прошлом веке. По сути актеров у нас учат имитировать, у кого-то это лучше получается, у кого-то хуже. Но у нас в университете не растят личностей. И после окончания дети не знают, куда себя деть, и ничего не умеют. У кого есть природное дарование, тот и поплывет, у кого нет, пойдет чем-то другим заниматься.


«…Это все юношеский максимализм…». Чудо поступления!
 Именно благодаря моему максимализму у меня все и получилось. Мама хоть и была против, но не мешала, и говорила, что это моя жизнь, и мне самой выбирать. Думаю, по-своему она верила в меня. Никто не мог знать, поступлю ли я, но я была так уверена, что, скорее, заразила этим всех. А когда поступала, очень переживала. На первом экзамена я получила три, на втором тоже поставили три. Я была в шоке. Третий экзамен – это собеседование, и отрывки из драматических произведений. Я получила пять, наверно специально, чтобы выровнять оценки и попасть на контракт. Мне сразу сказали, что я поступлю только на контракт. На русском курсе было всего 4 бюджетных места для девочек. На которые попали все дети актеров. Так обычно в нашей жизни бывает.


«…сама не знаю, как удержалась...». Наши ВУЗы, студенчество, разочарования
Я пришла на курс уверенная, а меня полностью поломали. Целый год до второго курса я все время хотела уйти. Просто, когда ты занимаешься этим любительски, тебя не забивают, ты не боишься. А тут тебя всовывают в жуткие рамки, и тебе страшно даже просто руку поднять, посмотреть. В общем, ломают людей.
Сама не знаю, как я удержалась. А еще после первого курса нам не разрешали сниматься, детям актеров разрешали. Я тайно снималась, и меня это остановило тоже, ведь если меня пригласили сниматься, то наверное что-то во мне есть. Платили мне копейки, но все же.
Вообще, если говорить о разочарованиях в профессии, я разочаровываюсь каждый день, но это нормально для актера.


«…все наши встречи предрешены еще на небесах…». Как Ольга попала в Новый театр на Печерске
После того, как я сыграла дипломный спектакль на курсе Н. Н. Рушковского, мне предложили заменить одну из актрис, когда она уезжала. Они кому-то уже предлагали с нашего курса, но тот человек отказался. И я его могу понять, ведь наш руководитель – совершенно особенный, тем более, он несет другую культуру в театр. На тот момент я была, по сути, без работы, подрабатывала в ужасном театре. Так что я согласилась. Меня начали вводить в спектакль «Закон танго», где я должна была заменить актрису, игравшую одну из  главных ролей. Но танцевала я ужасно. И хотя через месяц я освоилась, выучила свою партию, главную роль, конечно, я не потянула. Там столько па, это тяжело даже для профессионального танцора, я бы физически не смогла все это станцевать. Но важно другое - для меня это было совершенно новое знакомство со своей профессией, потому что все, что давали в институте, оказалось, к сожалению, не живым, имитацией. Здесь руководитель театра говорил совсем другое. И то, что он говорил, на самом деле, было верно. Это я чувствовала интуитивно, доверяя своему внутреннему чутью.  Это полностью меня поглотило, первое время я в театре дневала и ночевала, театр был моей жизнью. 

Чуть позже я вошла в другой спектакль и так начала работать в театре. Вначале было не просто, у меня плохо получалось. Кроме того, когда ты вливаешься в устоявшийся коллектив, ты волей-неволей становишься инородным телом. Это переживают все, даже не в театре.
Однажды Лена Лазович, актриса и режиссер театра, с которой я подружилась, предложила мне поучаствовать в их новом необычном проекте «8 шагов танго». Она предложила взять нового мальчика, который хотел бы работать в театре, и я пригласила знакомого актера Вову Зайца. Полтора года лабораторной работы и так родился новый спектакль «Salida Crusada».

Вообще, я думаю, все наши важные события в жизни предрешены еще на небесах. Я все время вспоминаю, как я попала в театр, как попала в университет, как я решила поступать.


«…психологический театр – это я в предполагаемых обстоятельствах, а игровой театр – это когда предполагаемые обстоятельства во мне…». Разные театры.
Трудно объяснить, но, по сути, я в предполагаемых обстоятельствах имитирую что-то. А вот если предполагаемые обстоятельства во мне, я сразу даже не сыграю, это надо подумать, и это не будет имитация. Это будет очень серьезный разговор и, в первую очередь, я буду думать о теме, о смысле.

В игровом театре все взаимоотношения возникают здесь и сейчас на сцене, без заготовок. Я никогда не стараюсь играть характер или персонаж, он появится в конце моей игры. Если ты сразу играешь персонажа, по сути, ты кривляешься, не даешь воздуха своей игре, не даешь чему-то живому родиться, а ты должен быть чист. Тем более, зритель чувствует все моментально, на энергетическом уровне. Хотя зрителю, все равно, в какой театр ты играешь. Важно, что бы это было живое. От имитации зритель засыпает, в прямом смысле этого слова.

Про другие театры мало, что могу сказать. «Черный Квадрат», например, я считаю, что единственное, что у них классно – это свобода, которую им дают. Но у них нет художественного воспитания. Я видела у них один спектакль. Это было очень пошло. Все на тему секса. Как сериал. Нет художественного. А в театре этого нельзя, это не то пространство, если ты это делаешь, ты унижаешь себя как личность.


«…Я не считаю себя актрисой… мне надо учиться и учиться…». Кто такой актер и легко ли быть актрисой.
Меня раздражает, что большинство думает, актрисой быть легко. Это труд и работа всей жизни. Я не считаю себя актрисой. Я считаю, что мне надо учиться и учиться. Стать актрисой – это определенный духовный путь развития.

Меня всегда раздражает, когда люди приходят с мыслью: «я юрист, но через полгода занятий в актёрской студии, я уже буду актрисой». Я на эту тему шучу: «Я решила на курсы стоматологии пойти, через год буду лечить вам зубы». Люди смеются, говоря, что актер - это не профессия. И многие так думают, к сожалению, от этого у нас такое и кино и театр, когда берут не актёров, но внешне привлекательных людей. Больше всего поражает, что люди так думают. Человек может быть от Бога актером, но это один на миллион. И уж поверьте, он все равно поступит в театральный и закончит его. А еще актер должен быть очень духовно развитым. От этого зависит его харизма. Ты не можешь быть поверхностным, так ты и играть будешь, никак то есть.


«…часы стали особым аксессуаром, а время – особая возможность…». Об отношениях между Ольгой, часами и временем.
Я никогда не увлекалась часами, но все же носила, хотя и не каждый день. В детстве у меня были розовые часы. Мой папа занимается часами, он когда-то работал в Casio. Стоял у истоков Casio в Украине. Потом ушел и занимался часами отдельно. Был свой небольшой магазинчик.
У меня есть одни любимые часы - Franck Muller. Цифры разбросаны по циферблату.

Сейчас столько часов, и они настолько индивидуальны, что можно подобрать одни только под этот образ, а завтра могут понадобится другие, если ты оделся по-другому. Многие именно так и делают. Поэтому, правильно говорят, что часы из атрибута статусности превратились в атрибут стиля. Часы стали особым аксессуаром, потому что сейчас время можно увидеть везде.

Время нас очень меняет и физически, и внутренне, и визуально. Но очень важно, как ты им воспользуешься. Время – это то, что ты можешь использовать и достичь какого-то прогресса. Я связывала это со своим спектаклем «Страсти по идиоту». Он не мог появиться через неделю или месяц, мы не могли его просто взять и сыграть, нам нужно было какое-то время. Чтобы он вызрел. Думаю, что время – это возможность. Это уникально. Время - это пространство, и ты понимаешь, что есть вещи, которые не возможны в это время, а только в другое.


«…именно искусство объединяет людей вне времени…». Об объединяющем и помогающем нам оставаться людьми во все века.
Искусство вообще, не только театр. Вот, например, в литературе Пушкин, Достоевский, Чехов, Толстой. Они - вне всякого времени. Настоящее - вне времени. Настоящее не может быть поверхностным, оно всегда глубоко и всегда таким остается.
Я недавно была в Базеле, видела картины Моне, и впервые в жизни я поняла, что это такое, когда ты их видишь не на картинке. Это же настоящее. Он писал ее когда-то тогда, а сейчас меня это объединяет с ним. Это связь времен через искусство. Его уже нет. А я смотрю, и эта картина для меня живая, и он для меня жив сейчас.

Людьми позволяет нам оставаться Любовь. Но не та любовь, в смысле «я влюбилась в этого мальчика». Любовь как внутренний подвиг души. У Достоевского есть такие вещи, когда твое сердце становится больше. Ты можешь преодолеть себя, переступить что-то в себе и сделать. Ты действительно можешь отдать жизнь за что-то или кого-то.

Если бы надо было сказать, что такое любовь, одной фразой, я бы сказала, что любовь – это
размер и красота твоей души. Это твоя совесть, развитие твоего духа. Иногда в твоей жизни дается такой шанс, что ты не можешь пойти против своей совести, эта и есть маленькая частица любви. Любовь - это, когда отдаешь. Поэтому, как бы это не звучало для многих заезжено, я действительно уверена - любовь спасет мир.



На фото Ольга в часах Ora Lattea итальянской фабрики NAVA и в часах V03B-BR/BE/BE шведско-гонконгского бренда VOID WATCHES
Образ: Аглая из спектакля «Страсти по Идиоту»
Фото: Катя Кондратьева





 
     
Подпишитесь на рассылку