В корзине: 0 шт., на сумму: 0 грн.
Киев, ул. Межигорская 24 Б
 
Блог

 

ракета
Видеорепортаж и интервью с пропагандистом «Ракеты» - Повиласом Пискловым
09.12.2011

Справка: Повилас Писклов, в настоящем менеджер по пропаганде исторического российского часового бренда «Ракета».

Андрей Кравчук, арт- директор украинского проекта дизайнерских часов ZAVOD:
Повилас, я начал с этого вопроса свое общение с Жаком, креативным директором «Ракеты», хочу начать с него и нашу беседу: что самое главное, как главный пропагандист, Вы можете сказать о «Ракете»? В чем ее основная притягательная сила, секрет, чем «Ракета» может гордиться?

Повилас Писклов, менеджер по пропаганде бренда «Ракета»:
«Чем может гордиться «Ракета» – это тем, что мы производим свой механизм от начала и до конца. Из 5 тыс. швейцарских брендов этим занимается только не многие. Например такие как  Рolex, Patek Philippe, Swatch Group делают сами, другие  закупают механизм в компании ЕТА, или в Азии и выпускают часы с этими механизмами под своими брендами. Мы же выпускаем часы сами от начала и до конца. Это сложно, но, поверьте, это того стоит. Мы – уникальны.

 

У швейцарцев, конечно, своя часовая история, там каждой мануфактуре по 300 лет. Они занимались тонкой ювелирной работой, можно сказать, создавали настоящие произведения искусства. У нас была другая история в СССР. Можно сказать, что часовая индустрия родилась в 30-ые годы. И родилась именно потому, что стране просто нужны были часы. Поэтому индустрия развивалась в огромных масштабах и быстрыми темпами, советским людям нужны были часы и приборы измерения времени для различных целей. Появился «Московский Полет». Наш завод появился чуть попозже. Так к 70-ым годам, каждый часовой завод в стране, а их было уже больше 12-15, выпускал около 5 млн. часов в год. Вы представляете себе эту цифру! И так практически у всех заводов СССР, у нас тоже была военная традиция, как сказал Жак. Мы делали на заказ хорошие надежные механизмы от А до Я, которые работали в любых условиях, которые мог починить любой часовщик средней квалификации, как я говорю, не самый плохой?. Это были действительно простые, удобные, надежные механизмы, которые легко чинить и которые работают везде. И в этом вся суть «Ракеты», теперь мы ее возрождаем…

У нас есть сейчас даже 26 калибр, на базе которого выпускается …»

Извините, поясните, пожалуйста, для наших читателей, что такое калибр?

Калибр - термин, используемый для обозначения размера и типа часового механизма. Как правило, номер калибра соответствует наибольшему габаритному размеру механизма, измеряющемуся в линиях (1 линия = 2.255мм), а у некоторых фирм является просто набором символов для обозначения той или иной модели.

На базе 26 калибра мы производим сейчас три модификации часов с календарем и как раз знаменитую, уже легендарную модель «24 часа» 26 калибр потому, что его диаметр 26 мм ( диаметр платины). При этом это устройство базовых мостов в механизмах остается одним и тем же.


Повилас, я знаю, что сегодняшняя «Ракета» - это отнюдь не дешевые часы, Вы достаточно дорого стоите?
Ну это относительно… Важно понимать, за что ты платишь. Вот, например, это кварцевая серия, называются «Родина», спортивные модели, коллекция «Зима» - от 7 000 – 7 200 рублей до 14 тыс. рублей. А от 15 до 23 тыс. рублей – это механика.  Для российский часов – это дороговато, дороже, чем, Тissot, по крайней мере. Но не дороже, чем многие известные швейцарские бренды.


Это чуть больше, чем  300 евро.  Например, для среднего, пока условно не существующего:), класса украинцев – это не маленькая сумма за русский бренд часов, как Вы считаете?
«Да. Может действительно показаться, что это дорого. Но…»

Но это же круто, это же «Ракета», ведь это же о чем-то говорит. Тissot – уже давно ни о чем не говорит, это популярная марка, она везде, ее можно купить во всех этих странных магазинах. У меня тоже лет 10 назад были Тissot, и я страшно гордился своими часами. Сейчас, они мне не кажутся такими крутыми, за ними ничего нет, в отличие от той же «Ракеты».

«Да, думаю, вы правы, именно так. Многие нас ругаю сейчас, в частности  коллекционеры российские, именно за то, что дорого. Но почему дорого? Ведь мы могли просто закрыть завод и закупать механизмы в Швейцарии, как это делают все.  Или у Китая, или у кого-то еще. Мы сохранили производство. Но производить в России, пока, к сожалению, дорого. Хотя, если  сравнивать нас  со швейцарскими модными брендами, тем же ROLEX, то наши часы не такие уж и дорогие, хотя не хуже…

У каждой модели наших часов своя гравировка, индивидуальная. Не говоря о том, что у каждой модели своя история, легенда… Вот, например, «Ялта». Эта модель интересна тем, что разделена на 3 части. 3 потому, что русская тройка. А вообще, это в честь ялтинской конференции, в которой тоже участвовали 3-ое известных всем людей, который раздели мир на троих:).


Вообще, у нас все часы делаются на основе исторических дизайнов. Т.е. можно было сделать, как все. На мой взгляд, с т.з. дизайна все швейцарские часы – одинаковые. У нас, каждая модель – уникальна. Например, это полярные часы. Они выглядели так, как это было в 69 году, вы можете это на постере справа посмотреть. Раньше это была латунь и пластиковые стекляшки. Потом туда добавили хороший корпус, сапфировые стекла. В разы улучшили качество.  Все модели держат 50 м. под водой. Люди плавают, не жалуются, т.е. супер:)


Есть также легендарная модель, которую делали специально к Олимпиаде в Москве. Со специальной стилизованной гравировкой…»

Повилас, большое ли количество моделей циферблатов осталось в проектах, не реализованными, остались как концепция, были придуманы, но не выпущены?
«Да, все таки значительная часть. Помогла наша перестройка любимая. Она погубила все предприятия, заводы российские. Ну не то, чтобы погубила, просто мало какие предприятия смогли перейти в капитализм, стать, так сказать, на новые экономические рельсы свободного рынка.

У нас богатый архив, в нем есть все. Все расписано и показано по годам. В то время на нашем заводе насчитывалось сотрудников примерно 8 тыс. человек. Это огромное предприятие, градообразующее в Петергофе, были свои больницы, детские сады, дачи, дома отдыха, было все свое. Это был город в городе. В т.ч. было свое огромное конструкторское и дизайнерское бюро. И как раз дизайнерскому бюро мы и обязаны вот этим всем (разработкам из архива).

И весь архив сохранился с тех лет?
«К сожалению, не весь. Я думаю, что значительная часть была утеряна, но все, что мы нашли, мы попытались сохранить. Сейчас мы связываемся с музеем «Ракеты» и завода. Музей тоже необходимо поднимать, имя нашего завода.»


Я так понимаю, что Вы, бренд «Ракета», часы, завод уже вызывают особый интерес у прессы, вообще СМИ, у интересующихся темой людей. Но интересны ли Вы самим часовщикам, грубо говоря, воспринимают ли Вас уже всерьез в самой индустрии?
 «Однажды, в самом начале возрождения завода,  мы пригласили к сотрудничеству известных швейцарских специалистов. Например, таких как Дамьен Сурис, известный в часовом бизнесе человек, он участвовал в разработке часов Maurice Lacroix и создании «mémoire1» – одного из самых сложных часовых механизмов в мире.
Они приехали на завод к нам просто как на экскурсию, не хотели вначале с нами работать, просто приехали посмотреть, что тут происходит. И на заводе они увидели, как человек старшего поколения наших часовщиков может сам сделать спирали баланс (именно в этом наша уникальность - мы все детали и части механизма делаем сами от начала и до конца). Швейцарцы были просто шокированы. У них были с собой приборы измерения точности, и они проверили точность изготовленных деталей, и она оказалась идеальной. Т.е. на уровне швейцарской точности. И это наш часовщик сделал практически на коленках:). Тогда все только восстанавливалось, завод только начинал оживать. Швейцарцы не поверили, подумали, что это просто совпадение. Попросили сделать еще раз. Наш часовщик сделал еще раз, тоже самое. Потом сделал третий раз, и вот тогда, они захотели с нами работать. Так что интерес постепенно растет:)»


Вы знаете, Повилас, меня еще с детства волновал вопрос - для чего же в часовых механизмах используются драгоценные камни, без них никак нельзя?
«Для точности. Это подшипники. Это не для красоты. Даже тот же металл, он со временем быстро стирается, а камень, тем более особый камень – он более долговечен, дольше сохраняет свою форму. А это особенно важно при таких маленьких размерах, как детали механизмов часов. 

Кстати в нашей российской индустрии впервые было введено сверление камня. Технические камни очень маленькие, там необходимо сделать отверстие, эта операция была очень трудоемкая. И чтобы оптимизировать этот процесс наш завод придумал  и впервые применил сверление с помощью лазера.»

Повилас, планируете ли Вы выпуск новинок? Если не секрет, сейчас есть у Вас какие-то новые разработки, инновации?
«Есть. У нас много интересного задумано и уже в работе. Но пока мы об этом не будем говорить:). Главное, о чем, думаю, стоит сказать, что наше самое большое достижение – это сохранение завода. Пока мы не планируем и не можем себе позволить каких-то технологических прорывов, мы возрождаем завод! И все у нас еще впереди…» 

Материал подготовила специалист по развитию проекта ZAVOD: Ева Емчук.



 
       
Подпишитесь на рассылку